Мой ребенок боится. Что делать?

Мой ребенок боится. Что делать?

Вглядись в явление – и увидишь, что оно есть шелуха другого,

глубже его лежащего.

П. Флоренский

 

Сегодня, когда в нашем обществе растет количество людей, страдающих от психических расстройств, нам, взрослым, очень важно обратить внимание на то, как мы воспитываем подрастающее поколение. О том, что мы, начиная с 90-х годов, не совсем справляемся с этой важной задачей, говорят результаты нашего воспитания, которые мы наблюдаем. Уже подросло целое поколение психологически нездоровых людей. Это и наркомания, алкоголизм, зависимость от компьютера, инфантилизм и другие формы психопатологии. Сказанное подтверждает как практика, так и письма, которые я получаю со всего пространства бывшего СССР. Вот что пишет женщина-педагог после прочтения моих материалов на сайте Sarakul.com: «Очень актуальная статья! Я работаю в школе и с каждым годом все больше замечаю, как много наших детей пропадают в сетях интернета, в планшетах, телефонах… Как они заменяют реальные переживания, чувства, эмоции на виртуальные. Как переживают за каких-то мифических персонажей, а посочувствовать реальному человеку, своему сверстнику или родственнику, не могут. Уровень эмпатии у них очень низкий. А как они обижают друг друга в соц. сетях! А высказаться в глаза не могут, общаться не умеют. Особенно этой беде, как мне кажется, подвержены мальчики. Из всей массы выпускников среди девочек больше активных и целеустремленных, а среди мальчиков очень много инфантильных, залюбленных, незрелых ребят. Почему это так? Это последствия нашего женского воспитания?» Подтверждают это также результаты опроса населения Молдовы и Украины. Многие дети остались без присмотра вследствие массового ухода родителей на работу в такие страны как Италия, Турция, Россия. Я думаю, что еще не одно десятилетие нам нужно будет интенсивно работать, чтобы убрать психические проблемы этих поколений.

Для того чтобы вам было легче скорректировать существующие проблемы в плане воспитания своего ребенка, я предлагаю сегодня поговорить о страхе. Страх – это эмоция, которая возникает в ситуациях, когда есть угроза нашего психосоматического и социального существования. По З. Фрейду страх служит инстинкту самосохранения и является сигналом внешней опасности. Другими словами, страх, как и другие неприятные переживания (гнев, обида и т. п.), не является вредным для ребенка, помогает развиваться согласно закону эволюции, если не выходит за рамки нормы. Он помогает на всех стадиях развития регулировать деятельность и поведение ребенка. Например, ребенок боится врача, детей, чужих людей… Это — нормальная реакция на боль, из-за ревности, чувства опасности. Например, случай, когда ребенок боится других детей, — это сигнал, что вы имеете проблемы в общении с окружающим миром, не научили его, как взаимодействовать в отношениях с другими, не показали на личном примере, как выходить из конфликтных ситуаций. Если вы это понимаете, приходите, как я говорю, к осознанию бессознательной части проблемы, тогда страх ребенка уходит, а вы, как родитель, становитесь мудрее.

  В случае, когда родитель не способен заниматься собой в плане осознания и психологической самокоррекции, у ребенка формируется устойчивый страх. Он закрепляется в бессознательном и начинает функционировать как отдельная сущность. При этом мы наблюдаем, как ребенок, вместо того чтобы действовать, становится пассивным, неуверенным, возникают проблемы с чувствами. Стойкая фиксация и навязчивое проявление беспокойства, страха, тревоги в психике ребенка говорят о том, что в семье что-то не так с психическим здоровьем. Чаще это — конфликты родителей, предразводная ситуация, отсутствие хороших отношений родителей с ребенком и т. п. Страх ребенка, его поведение — это зеркальное отражение того, что происходит на уровне бессознательного родителей и семьи в целом. Осознание этого вовремя помогает родителю повернуться к ребенку, понимать его чувства, желания, фантазии, рисунки и сновидения.

Занимаясь осознанием происходящего в семье и с психикой ребенка, родителю необходимо обратить внимание на те случаи, когда страх выходит за границы нормального стресса, то есть ребенок не может нормально развиваться и функционировать. Он впадает в «эмоциональный паралич» или психосоматически болеет. Например, часто болеет ангиной. Если родитель сопротивляется осознанию (некогда, лечит ребенка медикаментозно), что у ребенка психическая проблема, то страх переходит в более стойкое состояние и охватывает всю сущность ребенка. Специалисты знают, что стойкий страх — это то психологическое состояние, с которым ребенок не может справиться, и оно вредно влияет на психологический климат семьи. Как правило, это усугубления невротического состояния, появление у ребенка нежелательных эмоциональных проявлений и черт характера, рост тревоги родителей. Практика показывает: если страхи болезненно обострены, долгое время сохраняются, то это говорит о том, что родители не работают над своими проблемами, а психика ребенка истощена.

Для того чтобы помочь ребенку избавиться от страха, родителям необходимо пройти свой курс психотерапии, узнать, как влияет их бессознательное на бессознательное ребенка. Например, какую функцию выполняет страх, как он возник и развивается, как и что он подсказывает через поведение и тело ребенка. Известно, что часто сам родитель является носителем страха, который не разрешил до сих пор и транслирует на бессознательном уровне ребенку. Я вспоминаю случай, когда мужчина пришел со страхом перед онкологией (канцерофобия). Во время сессии он много говорил о том, как его отец боялся смерти. Когда я его попросил спросить отца, как он родился, что вспоминает из детства, клиент на следующей сессии рассказал: «Отец вспомнил, что до него умерли двое его братьев в младенческом возрасте. Тогда был голод в стране…». Анализ и работа со страхом отца (который сформировался в его бессознательном вследствие смерти братьев) помогли моему клиенту исцелиться. Этот пример показывает, как причиной страха ребенка может стать не только актуальное (здесь и сейчас) заражение со стороны близкого окружения страхом, но также страхи, передающиеся по роду на квантовом — бессознательном уровне. Страх передается, как программа защиты от угрозы, записанная на уровне бессознательного и ДНК. Зная об этом, мы в пространстве психотерапии можем себя перепрограммировать: «Времена изменились, нет смысла таким образом защищаться, как это было необходимо в прошлом» (род, внутриутробный период развития, младенчество, детство).

Итак, работа со страхами ребенка, а также психосоматическими последствиями показывает, что нам необходимо как привлечь в терапию родителей, так и анализировать род (опыт передачи конфликтов и структуру их голограммы). В работе с самим ребенком особое внимание в детском психоанализе мы обращаем на то, как функционирует Эго ребенка, особенно, таких его функций, как базальное чувство «Я есть и достаточно хороший», мышление, объектные репрезентации. Во время терапии важно сделать акцент на его восприятия и отношения с реальностью, усиление и поддержку адаптивных механизмов защит, на вербализацию аффектов. Но при этом нужно помнить, что у родителей могут быть свои проблемы с психическим здоровьем, которые затрудняют терапевтическое сотрудничество. Хороший терапевтический альянс бывает только в тех случаях, когда родитель сам осознает себя, находится в гармонии со своими чувствами, касающимися каждой стадии развития в своем детстве. Родитель должен постоянно осознавать то, как он здесь и сейчас общается со своим ребенком, особенно, если у него проблема с психическим здоровьем.

Терапевтический альянс — это отношения сотрудничества, которые выстраиваются между способной к самонаблюдению и свободной от внутренних конфликтов частью пациента и терапевтом в его помогающей роли. С одной стороны, альянс отражает реалистичные ожидания пациента, что терапевт может оказать помощь на основе его знаний, опыта, обучения, то есть доверие профессиональной компетентности специалиста, предлагающего помощь. С другой стороны, — это доверие тому, что терапевт будет предан работе с пациентом и не будет его эксплуатировать тем или иным образом, доверие личностным качествам терапевта.

 

Страх ребенка может быть подсказкой о том, что рядом находятся тревожные мать и отец. Они опекают, запрещают чрезмерно, предостерегают… Все это приводит к тому, что ребенок боится социализироваться, страдает от недоверия и беспомощности. Их тревожное состояние, разговоры о страхе перед жизнью, убийствах, болезнях деформируют психику ребенка. Ребенок в такой семье растет невротиком. По мере взросления, попадая в ситуацию, где нужно преодолевать жизненную ситуацию,  адаптироваться, он еще больше тревожится (повторяет эмоциональное реагирование и поведение родителей) и усиливает этот стереотип на бессознательном уровне.

Страх и тревога также часто являются следствием невротической зависимости ребенка от матери. В такой ситуации ребенок боится взрослеть. Он не имеет своего мнения, делает то, что требует мать. Обычно такие дети всю жизнь боятся стать личностью, шагнуть в неизвестность, сделать свой выбор. Их страх звучит примерно так: «Если я скажу маме что-то против, потеряю ее любовь». Здесь следует отметить, что в созависимых отношениях с матерью (особенно, когда нет отца) у ребенка может возникнуть навязчивый страх ожидания несчастья. Он, как правило, связан на более глубоком уровне психики проблемой половой идентификации. Ребенок не чувствует, что он есть, как личность, поэтому боится будущего, отрицает прошлое (забывает) и не может находиться в настоящем. Внутренний художник со временем на холсте психики такого типа добавляет еще и еще красок, и страшных образов. Например, у ребенка может возникнуть страх одиночества, боязнь, что его покинут, уверенность, что он не оправдывает (не оправдал) то, чего ждут от него родители…

Созависимость — патологическое состояние, характеризующееся глубокой поглощенностью и сильной эмоциональной, социальной или даже физической зависимостью от другого человека. Чаще всего термин употребляется по отношению к родственникам и близким алкоголиков, наркоманов и других людей с какими-либо зависимостями, но далеко не ограничивается ими. (Википедия)

 

Из вышесказанного мы начинаем понимать, что страх ребенка – это всего лишь зеркальное отражение происходящего в психике родителей и семейного конфликта. Например, страх быть не тем, то есть не соответствовать требованиям родителей, говорит о том, что рядом с таким ребенком взрослые, которые бессознательно проецируют на ребенка проблемы своего комплекса неполноценности. Подобные примеры показывают еще раз, что страхи не возникают из ничего. Если ребенок в процессе развития и испугался, а родители при этом поддержали его, то страх не закрепляется на бессознательном уровне. Я отслеживал страхи, которые возникали у моих внуков. Мы (взрослые) реагировали мгновенно и показывали своим психоэмоциональным состоянием, что бояться в данном случае не надо, что это был лишь поучительный эпизод жизни. Если бы мы говорили им «не бойтесь», но при этом тревожились бы, то бессознательное детей списало бы тревогу, а не слова.

Итак, чтобы помочь ребенку, в первую очередь необходимо понимать себя, а потом и ребенка, то есть в целом поле вашего общения. К сожалению, в 21 веке, веке потребления и информации, некоторым родителям тяжело понять как себя, так и ребенка. Например, эгоцентричный родитель, не в состоянии понять своего ребенка, так как он зациклен психологически и энергетически на себя. Отношения с ребенком холодные, ребенок не воспринимается как объект, заслуживающий внимания и теплого эмоционального контакта. В итоге, такое незрелое поведение родителя толкает ребенка в такие страхи как: «Может, я не родной», «Меня покинули, бросили».

Говоря о проблемах родителя, мы с вами должны помнить, что они принесли свои проблемы из своего детства. В некоторых случаях, даже если родитель частично осознает, что у него есть проблемы, ничего с ними не может сделать. Причина в том, что их корни глубоко зарыты в бессознательном, а у взрослого нет опыта осознания. По этой причине я всегда предлагаю в работе над страхом ребенка участвовать и родителям.

 

О чем нам говорит страх?

 

Присмотритесь к вашему ребенку, и вы увидите много полезных подсказок. Например, ребенок от трех до пяти лет переживания отсутствия мамы (на работе, делает бизнес, эмоционально отсутствует, устраивает личную жизнь) трансформирует на бессознательном уровне в страх отсутствия любви. Как правило, в таких семьях ребенок не получает базового доверия к миру с самого рождения. Далее этот страх приводит к проблемам во взаимоотношениях с противоположным полом. Ей или ему будет казаться, что партнер не достаточно любит.

 В шесть лет ребенок начинает понимать, что взрослые бывают плохими не только к нему, но и друг к другу. Ребенок в этом возрасте начинает ставить цели, фантазировать, проявляет изобретательность в речи. Если взрослые не показывают хорошую модель для идентификации, а отношения нагружены конфликтом, тогда у ребенка могут возникнуть страхи перед отношениями. Например, ребенок думает, что ему нечего сказать, не может мечтать, ставить цели, бездействует. В отношениях он воспринимает себя как лишний, неинтересный.

В возрасте пяти — семи лет отсутствие матери (физически или эмоционально) порождают в психике ребенка страх ее потери и смерти. В этом возрасте также могут возникнуть страхи возникновения болезни, несчастья и т. п. по причине того, что ребенок начинает понимать, что это в жизни происходит, и человек не живет бесконечно. Бывает также страх темноты, воды, высоты. Они, как правило, говорят о том, что ребенок с самого зачатия и до семи лет так и не получил устойчивого опыта базального доверия и способности контактировать с чувственной сферой.

Страхи ребенка в 6-11 лет чаще связаны с конфликтом, возникающим на стыке «Я-учеба». Это связано с тем, что в этом возрасте ребенок овладевает различными умениями и навыками. Это возраст, когда ребенок оптимально готов к учению. При негативном протекании развития у ребенка развивается комплекс неполноценности.

Подводя промежуточный итог вышесказанного, мы с вами приходим к пониманию, что страхи у ребенка чаще возникают в семьях, где родители эгоистичны, мать гиперсоциальна, трудоголик, чрезмерно тревожна и зависима от ребенка, а отец инфантильный. В самой семье есть тлеющий неразрешенный конфликт между родителями, вследствие чего ребенок психологически перегружен.

 

Тело и страх

 

  1. Аллергия. Страх выразить вовремя свои эмоции приводит к длительному их подавлению. В итоге эту работу за ребенка делает его тело – дает выход подавленным эмоциям через раздражение слизистой, чихание, покраснение глаз и т. п.
  2. Горло. Спазмы в зоне горла, воспалительные процессы говорят о том, что ребенок не может нормально контактировать с чувствами, высказать то, что хочет, энергетически закрыт от внешнего мира.
  3. Артрит — говорит о низкой самооценке, аутоагрессии, страхе и злости. Болезнь также показывает, что человек давно страдает от недоверия к себе и своему окружению.
  4. Проблемы с дыханием. Скованное, поверхностное дыхание говорит о том, что ребенок боится жить, неуверен и тревожен. Страх сковывает его способность дышать, то есть давать жизнь и силу своим эмоциям.
  5. Астма. Ребенок боится выразить себя, выпустить негативные эмоции, которые накопились в отношениях с матерью и окружающим миром. Мать такого ребенка тревожна, чересчур оберегает, не дает свободно «вздохнуть», то есть нормально развиваться как личности.

 

Тест «Детские страхи»

 

№ 1. Пришли ваши добрые, старые друзья. Они видели вашего малыша, когда вы вернулись с ним из роддома; и теперь в восторге: какой большой, уже умеет сам садиться и вставать! Конечно, им хочется поиграть с ребенком, подержать его на руках, но он затаился у вас на ручках и не желает общаться с ними.

А. Пусть подержат, ведь я-то рядом.

Б. Постараюсь уговорить, показать, какие хорошие эти взрослые люди.

В. Ну что ж, пообщаться можно и с моих рук, вот подрастет — тогда и поиграют вместе.

 

№ 2. По телевизору идет неплохой сериал, и вы, заглядевшись, пропустили «Спокойной ночи…». Теперь малыш требует свою законную передачу, а без нее не желает ложиться спать. Вы ставите успокоительный мультик. Какой?

А. Тот, что попадется под руку.

Б. «Том и Джерри» — он всегда под рукой.

В. «Приключения кота Леопольда».

 

№ 3. Вы приехали на море и сразу же, конечно, пошли на пляж. Подошли к воде — и тут выясняется, что малыш испугался волн. Что будете делать?

А. Буду успокаивать и убеждать, что водичка очень хорошая, что большие мальчики/девочки не плачут.

Б. Заманю в воду, попрыгает на волнах — привыкнет.

В. На берегу, у самой воды, будем рыть песок и делать свое море.

 

№ 4. Два ребенка — ваш и вашей подруги, удрали из детского городка. Вы выловили их и привели обратно. Подруга строго сказала своему ребенку: «Будешь убегать без спроса — отдам тебя во-он тому дяденьке-милиционеру». Ваш малыш услышал — и притих, и вопросительно смотрит на вас. Что сделаете вы?

А. Кивну головой: послушай, мол, полезно…

Б. Спрошу: «А что же мне делать с тобой, как ты думаешь?»

В. Скажу ему так: «Отдать не отдам, а накажу — обязательно».

 

№ 5. Бабушка с дедушкой принесли малышу новую игрушку — забавного заводного клоуна, поставили рядом (малыш заинтересовался), но стоило клоуну замахать руками и «заговорить» — ребенок громко заплакал. Что вы сделаете с игрушкой?

А. Постараюсь успокоить и объяснить, какую хорошую игрушку подарили бабушка и дедушка, предложу поиграть с добрым клоуном.

Б. Извинюсь перед дедушкой и бабушкой и — пока уберу игрушку с глаз долой, куда подальше; подождем, пока дорастет до нее.

В. Поставлю игрушку на самую дальнюю полочку, пусть привыкнет, приглядится, а при удобном случае в спокойной обстановке постараюсь «познакомить» их.

 

№ 6. Ребенок боится открывать дверцу шкафа, твердит, что «там кто-то есть, большой и лохматый…».

А. Объясню, что большой и лохматый в шкафу не поместится.

Б. Вместе с ребенком исследуем этот шкаф и все другие шкафчики. Откроем, ощупаем, осмотрим. Но ночник все-таки выключать не буду.

В. Поиграем в игру «Кто там прячется в шкафу?». Попрячемся по очереди и посмеемся.

 

№ 7. Вы приглашены в гости — без ребенка — и вам пора уходить, а он просит взять его/ее с собой, буквально вцепился и никак не отпускает. Что лучше сделать, чтобы уйти без истерик?

А. Сдать няне, отвлечь и потихоньку сбежать.

Б. Убеждать, что скоро-скоро вернемся с подарком, — и убедить!

В. Объяснить, что сегодня пойдем без него (взрослые иногда имеют на это право), зато в воскресенье целый день будем вместе («а пока придумай, чем займемся, чего тебе хочется, куда вместе пойдем»).

 

№ 8. Ваш ребенок, вернувшись домой из детского сада, рассказывает страшилку о том, как по городу ходит какая-то черная женщина и угощает малышей конфетами, а кто возьмет — тот пропадает. Как вы отреагируете?

А. Поговорю с воспитательницей и выясню, кто и почему в группе запугивает детей.

Б. Объясню, что это выдумка, в которую не стоит верить, а тем более рассказывать другим.

В. Воспользуюсь моментом, поговорю о правилах безопасности; и объясню ребенку, что ни конфеты, ни даже фантики брать у посторонних людей нельзя, даже если очень захочется.

 

№ 9. Ваш ребенок нарисовал ужасное Чудо-Юдо и сам же его испугался. Что сделаете вы, чтобы его успокоить?

А. Отвлеку и незаметно спрячу эту картинку.

Б. Скажу: какое плохое чудовище, давай-ка порвем его!

В. Сяду рядом, и мы вместе пририсуем чудовищу смешные уши и забавно раскрасим его.

 

№ 10. Вы узнали, что ваш ребенок ушел на соседнюю стройку (хотя вы и предупреждали, чтоб ни в коем случае туда не ходил). Что скажете, когда найдете и выясните, что он цел и невредим?

А. «Как тебе не стыдно!»

Б. «Сколько можно тебе говорить».

В. «Десерт отменяется. А ты сядь и подумай, за что я на тебя сердита».

 

№ 11. Дочка вашей подруги научилась читать в 4 года, сын соседки — победитель двух олимпиад, дети Петровых — идеал воспитанности, а у вас ребенок как ребенок. Часто ли вы ставите подобных детей в пример своему отпрыску? Вы говорите ему/ей об этом?

А. Да, должен же он знать, на кого равняться, ведь положительный пример стимулирует.

Б. Мысленно — часто, вслух — иногда, когда совсем допечет.

В. Очень редко. До всех не дотянешься, а потом, у него/у нее тоже есть кое-что, в чем он/она лучше и способнее других.

 

№ 12. Пока ваш ребенок отдыхал за городом у бабушки, пропал его любимец — волнистый попугайчик. Вы знаете, что ребенок будет очень переживать. Что лучше сделать?

А. Купить другого попугая, очень похожего: вдруг не заметит.

Б. Он хотел иметь черепашку; пожалуй, срочно куплю.

В. Скажу, постараюсь утешить, и вместе пойдем выбирать нового попугайчика.

 

№ 13. Вы повздорили со своей старшей сестрой: вечно она лезет с советами. Та хлопнула дверью и ушла. Малыш был случайным свидетелем вашей ссоры и теперь постоянно спрашивает, почему не приходит его любимая тетя. Вы:

А. Переводите разговор на другую тему, так как это не его ума дело.

Б. Говорите, что не приходит, потому что не любит вас.

В. Говорите, что вы поссорились, но его, малыша, она по-прежнему любит.

 

№ 14. В детстве вы очень боялись пауков и лягушек. Да и сейчас от них не в восторге. А теперь выяснилось, что ваш собственный ребенок боится, причем того же. Вы обсуждаете эту тему?

А. Очень редко; я очень стараюсь скрыть свой страх.

Б. Да, частенько. И обходим такие места, где они обитают, сторонкой.

В. Да, и придумываем вместе, как научиться их не бояться (и кажется, у нас уже получается).

 

№ 15. Вы заметили, что ребенок ведет себя по утрам как-то задумчиво-странно. После долгих разговоров и наводящих вопросов выяснилось, что на рассвете он просыпается от чьего-то пронзительного плача. И тогда ему становится очень страшно…

А. Скажу то, что есть на самом деле: это кошачий концерт, нашел чего бояться!

Б. Скажу и постараюсь показать этих певучих котов, которые устраивают концерты.

В. Когда коты запоют, осторожно разбужу, и мы вместе посмотрим и послушаем кошачий концерт, поговорим о причудах природы, инстинкте… и о любви.

 

Результаты

 

Большинство ответов А

Похоже, что вы сами способствуете формированию некоторых детских страхов. Вы не обращаете внимания на возрастные особенности детей (например, на то, что дети видят мир образно и ярко, и логические объяснения на них почти не действуют) и потому боретесь с детскими страхами взрослыми способами, вольно или невольно давая критическую оценку поведению ребенка — «чего же ты испугался, как маленький». Это понижает детскую самооценку, и, как следствие этого, у ребенка может запросто возникнуть очередной страх или комплекс.

Бороться надо не с ситуацией (закрыть, например, штору, чтоб не видно было, что там, за окном), а с причиной страха. А если уж развенчивать страх, то наглядно, чтоб ребенок убедился сам: это — не страшно. Неплохо бы вам попробовать посмотреть на мир (и происходящее в нем) глазами собственного ребенка, повнимательнее и поспокойнее выслушивать его беды, опасения, страхи — и утешать, и помогать выбираться из них. Подумайте, а всегда ли ребенок приходит к вам с полной уверенностью: вы непременно поможете? Просто верьте малышу, прислушивайтесь к нему. Вспомните, разве вы сами не боялись чего-то, когда были ребенком? Что больше всего вам было необходимо в такие минуты? Чтобы страх ушел — его надо пережить, а потом дать ребенку возможность убедиться, что он в безопасности. И тогда из шкафа не будут ползти все новые чудища. Наоборот, там поселятся добрые гномики-сонники, которые приносят с собой новые добрые сказки.

 

Большинство ответов Б

В пылу семейной жизни вам удается не забывать, что психика детей отличается от психики взрослых, и это очень ценно. Именно это помогает вам отвлечь ребенка, когда ему страшно, и переключить его внимание. Но почему-то вам иногда трудно поверить в искренность собственного ребенка. То, что кажется вам ложью, на самом деле — обычные детские фантазии, в которых вольно перемешаны правда и вымысел. Вымысел, в который он верит сам! А раз верит, значит, для него он реален. Попробуйте почувствовать состояние малыша, вспомните себя в детстве, свои страхи и переживания — и вам станет легче понять ребенка.

Вы умеете успокоить, убедить, что все в порядке, что мир стабилен, а мама всегда рядом. И это прекрасно. Но для дальнейшей жизни будет еще лучше, если вы не просто успокоите и настроите на оптимистический лад, но и вооружите приемами, как можно преодолеть страх. Постарайтесь чаще строить ситуацию так, чтобы ребенок сам убедился: это не страшно, потому что… и что надо сделать, чтобы… Уметь думать и находить выход самому — это лучшая страховка и от опасностей, и от страхов.

 

Большинство ответов В

Вы умеете замечать признаки страха и вовремя приходите на помощь. При этом делаете это тактично, не понижая самооценку ребенка, не внося смятение в волшебный детский мир. И очень хорошо, что основной упор вы делаете не на слова, а на поступки, действия. Такая наглядность очень помогает юному человеку разобраться с его страхами. Вы умеете создать атмосферу, в которой ребенок чувствует себя уверенно и спокойно. И, что не менее важно, вы знаете прекрасное оружие против страха — игра и радостный смех.

Вы не просто успокаиваете, вы делаете все, чтобы ребенок вышел победителем из любой «страшной» ситуации. И это — лучшее лекарство от страхов и залог успешной взрослой жизни. Потому что на самом деле силу можно черпать… в страхах. Побежденные, они становятся помощниками и союзниками вашего малыша. Потому что он приобретает бесценный опыт преодоления и побед. (1)

 

Заключение

 

Я предложил вам этот материал для помощи, для понимания того, что любые непереносимые страхи мы можем убрать из пространства своей жизни. Наши страхи — это недоработанные детские, а иногда, и страхи родителей, бабушек и дедушек. Однажды Рилке сказал о людях: «Стремись вновь познать свое детство, и тогда неосознанное и удивительное богатство, заложенное в полном предчувствий, темном и бесконечном начале жизни, пополнит твой лексикон». Удивительные слова… Я бы добавил, что познание детства пополняет наше осознание, стабилизирует фундамент нашей личности. Это так, но при этом помните, что работа в сторону самопознания, которую я предлагаю, не для лентяев. Она трудна, требует смелости и осознанного выбора.

 

Источники:

  1. babyeda.ru
Recent Posts

Leave a Comment

Contact Us

We're not around right now. But you can send us an email and we'll get back to you, asap.

Start typing and press Enter to search